На сайті 11893 реферати!

Усе доступно безкоштовно, тому ми не платимо винагороди за додавання.
Авторські права на реферати належать їх авторам.

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч.2 ст. 105 УК): уголовно-правовая характеристика

Реферати > Правознавство > Убийство двух или более лиц (п. «а» ч.2 ст. 105 УК): уголовно-правовая характеристика

Особо важное значение анализ мотивов и целей преступления имеет по делам об убийстве. Мотив и цель являются самостоятельными понятиями, их надо отличать друг от друга, мотив – это побуждение, а цель желаемый конечный результат преступной деятельности. Установление мотивов и целей убийства необходимо для оценки степени общественной опасности совершенного преступления и личности преступника, для квалификации содеянного, для индивидуализации наказания, для установления причин и условий, способствующих совершению убийств.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1.принцип вины предполагает только личную ответственность;

2. вина характеризуется только умыслом, может быть прямой и косвенный;

3. именно по субъективной стороне различаются отдельные виды убийств;

4.если смерть потерпевшего была причинена действиями (бездействием) лица, выпадающими из причинной связи охватываемой его умыслом, ответственность за убийство исключается.

Глава 3. Проблемы квалификации убийства двух или более лиц и отграничение от смежных составов убийств

Анализ уголовно-правовой литературы показывает, что единства мнений в вопросах толкования п.«а» ч.2 ст.105 УК РФ в науке уголовного права не существует. Первоначально авторы расходились в понимании того, что лежит в основании выделения убийства двух или более лиц в качестве квалифицированного вида преступления, затем – в толковании признаков состава убийства двух или более лиц.

Так, Н.И. Загородников высказывал мнение, что «повышенная общественная опасность убийства при одновременном лишении жизни нескольких человек определяется особой тяжестью последствий (смерть нескольких человек) и особой опасностью личности преступника, который пошел ради своих низменных интересов на лишение жизни двух или более лиц»[61]. Именно в одновременности убийства нескольких лиц одним виновным Н.И. Загородников видел повышенную опасность преступления, не раскрывая при этом содержание понятия «одновременность» и не проводя разграничение между п.«з» и «и» ст.102 УК РСФСР. М.К. Аниянц утверждал, что «по п.«з» ст.102 УК РФ квалифицируется одновременное убийство двух или более лиц, с тем чтобы отграничить этот вид преступления от повторного убийства, когда смерть также причиняется двум или более лицам, но каждое из убийств представляет собой самостоятельное преступление»[62]. То есть М.К. Аниянц исходил из того, что убийство двух или более лиц квалифицируемое по п.«з» ст.102 УК РСФСР, характеризуется единством преступного намерения. Таким образом, первоначально в советской юридической литературе высказывалось мнение, что для квалификации преступления по п.«з» ст.102 УК РСФСР необходимо, чтобы имелись последствия в виде гибели нескольких человек. При этом, как справедливо замечает А.Н. Попов, намерению виновного особого значения не придавалось.[63]

С.В. Бородин пришел к иному выводу. По его мнению, о единстве преступного намерения свидетельствует умысел на лишение жизни двух или более лиц и один и тот же мотив совершения преступления. Однако далее С.В. Бородин отмечает, что: «Мотив не может считаться во всех случаях обязательным признаком единства преступного намерения виновного. Вполне возможна квалификация по п.«а» ст.105 УК РФ, когда убиты одно за другим по разным мотивам, например смерть одному потерпевшему причинена из хулиганских побуждений, а другому – в связи с выполнением им общественного долга»[64]. А.Н. Попов считает, что «конечно, мотив является самостоятельным признаком субъективной стороны состава, и единый умысел на убийство может быть и при разных мотивах, но под п.«а» ч.2 ст.105 такая ситуация не подпадает, так как речь идет об едином преступлении, и при квалификации по п.«а» ст.105 УК при разных мотивах один из них либо игнорируется, либо распространяется и на то убийство, к которому отношения не имеет»[65].

Таким образом, в уголовно-правовой литературе высказываются три точки зрения о возможности признания единым преступлением разновременного убийства нескольких лиц, совершенного по разным мотивам, но охватываемого единым умыслом:

1) безоговорочное признание такой возможности;

2) допущение такой возможности в некоторых случаях;

3) отрицание такой возможности.

По нашему мнению, последний подход является наиболее правильным, поскольку при квалификации разновременных убийств, совершенных по разным мотивам, нет оснований для признания их единым преступлением, даже если указанные убийства охватываются единым умыслом. А.Н. Попов в защиту данной точки зрения приводит следующий пример: «виновный задумал и осуществил несколько краж из квартир граждан какого-либо многоквартирного дома. Имеются ли у нас в этом случае основания для признания данных краж продолжаемым преступлением? Нет, конечно, так как виновный совершает несколько самостоятельных краж из разных квартир у разных граждан, хотя все эти кражи и охватываются единством умысла виновного. Так почему же, когда речь идет о преступлениях против жизни, авторы признают такую возможность? Она игнорирует особенности мотивов преступления».[66] Убийство двух или более лиц предполагает, что совершается единое преступление, отягощенное гибелью нескольких лиц.

Отнесение убийства двух и более лиц к обстоятельствам, отягчающим это преступление, объясняется тяжестью наступивших последствий и в связи с этим опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.5 постановления от 27 января 1999 г., при квалификации преступлений, предусмотренных п.«а» ч.2 ст.105 УК, необходимо исходить из того, что действия виновного при убийстве охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. О единстве преступного намерения свидетельствуют умысел на лишение жизни двух и более лиц и один и тот же мотив преступления. А.Н.Попов обращает внимание на слова «как правило», потому что они подчеркивают единство времени и места совершения преступления, т.е. одновременность действий виновного[67]. Например: «Алферов 6 октября 2000г., в состоянии наркотического опьянения, у себя дома в г.Уфе, где проживал с матерью Шубенцовой и отчимом Шубенцовым из-за личных неприязненных отношений с целью убийства ножом нанес Шубенцову множественные резанные и колото-резанные раны от чего Шубенцов скончался. После чего, Алферов из-за личных неприязненных отношений, с целью убийства, нанес ножом Шубенцовой проникающие ранения, от которых Шубенцова скончалась. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан квалифицировала действия Алферова по п.«а» ч.2 ст.105 УК РФ».[68] Подобная ситуация наблюдается и в деле по обвинению Ярускина. «Ярускин 29 декабря 2000г. в п.Приютово г.Белебея, находясь в доме своего соседа Насадюка, в ходе распития спиртных напитков с Насадюком, Кожевниковым и Павловым, во время возникшей ссоры, из-за личных неприязненных отношений, с целью убийства, кухонным ножом нанес им телесные повреждения, от которых те скончались. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан квалифицировала действия Ярускина по п.«а» ч.2 ст.105 УК РФ».[69] По нашему мнению, о единстве преступного намерения Ярускина на убийство двух и более лиц свидетельствует не только умысел, но и один и тот же мотив совершения преступления и одновременность действий виновного.

Перейти на сторінку номер: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17 
Версія для друкуВерсія для друку   Завантажити рефератЗавантажити реферат