На сайті 11893 реферати!

Усе доступно безкоштовно, тому ми не платимо винагороди за додавання.
Авторські права на реферати належать їх авторам.

ИСТОРИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ И МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СИСТЕМЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА СЕМЬЮ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Реферати > Правознавство > ИСТОРИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ И МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СИСТЕМЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА СЕМЬЮ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Собственную классификацию преступлений против семьи и несовершеннолетних предложил А. Е. Якубов. На основании непосредственного объекта преступлений, их характера и содержания он выделяет: преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних (ст. 150, 151), которые могут сопровождаться причинением вреда их здоровью (ч. 3 ст. 150. ч. 3 ст. 151); преступления, посягающие на свободу несовершеннолетних (ст. 153), которые могут быть направлены на вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий или на причинение вреда их здоровью; преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних (ст. 154-157)[51].

Однако не совсем ясно, что автор вкладывал в понятие «характер и содержание преступлений», говоря о критерии классификации, К тому же автор не признает преступления, указанные в ст. 150-153. нарушающими условия воспитания несовершеннолетних, а преступления, указанные в ст. 152-153, посягающими на охрану семьи, что, на наш взгляд, не соответствует действительности.

Известна еще одна классификация преступлений против семьи и несовершеннолетних. Ее автор, И. Н. Туктарова, предлагает делить их на три группы: преступления против жизни, здоровья и нормального физического развития несовершеннолетних; преступления против половой неприкосновенности и нормального полового развития несовершеннолетних: иные преступления против интересов несовершеннолетних и их духовно-нравственного развития[52].

Критерием построения данной классификации, по словам ее автора, является позитивное социально-ориентированное направление развития и формирования личности несовершеннолетнего (физическое, половое, психическое и духовно-нравственное развитие). К сожалению, автор не указала, какое место в ряду элементов преступления и признаков состава преступления занимает это направление. Мы можем предположить, что речь должна идти об объекте посягательства, но, во-первых, им выступает скорее не направление, а само развитие, его содержание, а во-вторых, основные объекты преступлений, объединяемых автором в рамки одной классификации, совершенно различны. Предложенная И. Н. Туктаровой классификация преступлений — типичный пример смешения понятий «преступления против несовершеннолетних» и «преступления, в которых несовершеннолетние выступают потерпевшими».

Изложенное дает основание утверждать об открытости вопроса классификации преступлений против несовершеннолетних. Мы полагаем, что ее надо строить на основе стабильного, присущего некоторой группе преступлений признака. В качестве такового выступает содержание общественных отношений, существующих между преступником и несовершеннолетним, а точнее, правоохраняемые интересы последнего как часть этого содержания. Последние представляют собой обеспеченную правом возможность определенного поведения или состояния несовершеннолетнего. Нормативным воплощением этих возможностей выступают Конвенция о правах ребенка 1989 г.,[53] а также ряд положений Семейного кодекса РФ 1995 г.[54] и Закона РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» 1998 г.135[55]

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

2.1 Посягательство на право несовершеннолетнего проживать с родителями и воспитываться в семье

Следующим преступлением, отнесенным нами к группе посягательств, нарушающих право ребенка жить и воспитываться в семье, является подмена ребенка. Данные официальной статистики не содержат указаний на факты совершения данных преступлений ни в России, ни в Ставропольском крае

Уголовный кодекс России 1996 г. практически дословно воспроизвел норму об ответственности за подмен ребенка, существовавшую в УК РСФСР I960 г (в редакции Закона РФ от 29 апреля 1993 г.), а потому многие проблемы ее применения остались, в связи с чем необходимо дать научный анализ данного состава преступления[56].

В юридической литературе подмену ребенка традиционно относят к группе преступлений против семьи. В. Савельева по этому поводу пишет, что общественная опасность подмены ребенка заключается в том. что она грубо разрывает кровные узы родства, нарушает наполненные глубоким нравственным содержанием отношения между родителями и детьми.[57] Это утверждение вызывает как минимум два возражения. Полагаем, что ограничивать опасность преступления исключительно сферой кровнородственных отношений нет оснований, поскольку подмена возможна и в отношении неродных детей (усыновленных, приемных). Более того, увязка опасности рассматриваемого деяния с нарушением интересов семьи отодвигает на второй план проблему обеспечения прав самого ребенка, превращает их нарушение лишь в средство разрушения семьи, тем самым отрицается самостоятельная ценность личности ребенка, за ней не признается качество объекта уголовно-правовой охраны. Однако, являясь равноценным членом общества, он от рождения обладает комплексом естественных прав, гарантированных международным и национальным законодательством. Так. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. установила, что каждый ребенок имеет право на имя, гражданство, право знать своих родителей, на заботу с их стороны (ст. 7), право на сохранение индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи (ст. 8), право не разлучаться с родителями и поддерживать с ними на регулярной основе личные и правовые контакты (ст. 9). Общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации указанных прав, и страдают в первую очередь в результате подмены ребенка. Блокируя удовлетворение этих прав препятствует полнокровному процессу формирования личности ребенка, исключает важнейшую составляющую его частной жизни, связанную с внутрисемейными отношениями, обедняет духовную жизнь, а в ряде случаев нарушает имущественные и физические интересы ребенка. Таким образом, объектом преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ, должны быть признаны общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации права ребенка проживать с родителями и воспитываться в семье[58].

С проблемой объекта преступления тесно связан вопрос о его предмете. В преступлениях против личности мы склонны отождествлять предмет и потерпевшего, а потому далее речь пойдет о понятии ребенка, которое упоминается в ст. 153 УК. Оно не является специфически уголовно-правовым. Семейный кодекс РФ 1995 г. в ст. 54, Закон РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» 1998 г. в ст. 1 понимают под ребенком любое лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия). Тем не менее очевидно, что подмена детей, способных идентифицировать себя, осознавать свое происхождение и положение, невозможна. В упомянутой ранее работе В. Савельевой, в Комментарии УК РФ под редакцией В. М. Лебедева и Ю. И. Скуратова указывается, что подмена возможна в отношении новорожденного ребенка. В уголовном праве в связи с введением в УК РФ ст. 106 сформировалось понятие новорожденного: под ним понимают ребенка в возрасте до одного месяца. Однако отказывать, исходя из этого, в возможности подмены ребенка в возрасте более одного месяца нельзя. Как видим, проблема возраста ребенка при подмене открыта. Отечественное уголовное законодательство и доктрина XIX столетия, говоря об ответственности за подмену ребенка, оперировали понятием «младенец». При этом большинство исследователей также определяли его как «грудного младенца» либо «новорожденного». Вместе с тем А. Лохвицкий указывал, что подмена, в порядке исключения, возможна и в отношении детей более старшего возраста, если «дитя со дня рождения было отдано матерью на кормление вне дома . пока мать не ознакомлена с ребенком или ребенок не освоится со своим настоящим положением».[59] Полагаем, что и в современных условиях нельзя исключить аналогичной ситуации. Предположим, что сразу после рождения ребенка мать отказывается от него. Тот попадает в детский дом или иное воспитательное учреждение и не знает своего истинного происхождения. Таким образом, нет оснований ограничивать возраст ребенка в ст. 153 УК месячным периодом новорожденности, подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что и родители не были с ним ознакомлены[60].

Перейти на сторінку номер: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22  23 
Версія для друкуВерсія для друку   Завантажити рефератЗавантажити реферат